Старый кованный оконный засов, знавший возможно, еще самого Юлия Цезаря, заскрипел, створка ставен откинулась, и порыв ветра едва не закинул в мое окно так хорошо знакомый мне желто-красный полосатый окситанский флаг. Я вдохнул всей грудью свежий воздух, наполненный ароматами лаванды и тимьяна. На душе потеплело. Я снова был в столь милой моему сердцу стране Ок!

Для полноты ощущений стоило еще прогуляться до здешней мэрии, но это разве что для успокоения совести, я и так заранее знал, что именно увижу там.

Так оно и было, над мэрией, (как и на улице перед моим отелем) развивался тот же самый окситанский флаг. И хотя компанию ему составляли флаги Франции и Объединенной Европы, это была пустая формальность. Я то знал, что желто-красный полосатый — главный. Что стоит мне податься на юг, а еще лучше на юго-запад, как все лишние флаги исчезнут с городских ратуш и из мэрских кабинетов, и везде останется только один флаг, флаг страны Ок, тот самый, который сейчас весело махал мне с каждого столба бульвара Мирабо — главной улицы французского города Экс Ан’Прованс.

Страна Ок — чудесная страна. Вы не найдете ее ни на одной политической карте мира, но тем не менее, она — более чем реальна. У нее есть все, что положено иметь нормальной стране: свой собственный флаг, свой язык (причем со множеством диалектов), своя великая культура, тысячелетняя история, огромная территория и десятки миллионов граждан, — поболе, чем у многих стран Европы. Единственное, чего у страны Ок нет, так это собственного государства Ок, но окситанам оно, похоже, и не нужно. Все знают, что стоит только троим окситанам собраться вместе, как создать государство для них становится — раз плюнуть. Остальные европейцы зная это, предпочитают лишний раз с окситанами не связываться, и не мешать им, когда они начинают развешивать везде свои флаги или насаждать свой язык в чужих госучреждениях. У всех еще свежо в памяти, как рассердившиеся окситане взяли да и создали для себя Андору с Монако. Пусть и кароликовые, но богатые и процветающие.

Когда-то давно, в дремучем средневековье, великий Данте Алигьери опубликовал наверное первый в истории лингвистический трактат, в котором пришел к выводу, что все население Юго-Западной Европы при всем многобразии диалектов говорит, по сути, всего на трех языках, отличительным признаком которых является звучание утвердительного ответа. Либо «Уи», либо «Си», либо «Ок». Язык «Ок» или Lange d’Oc был самым распространенным и считался самым изысканным, культурным. На нем говорил весь юг Европы, от Атлантического океана до Адриатического моря, это был язык юриспруденции для всей Европы, именно на языке Ок была создана большая часть средневековой литературы и именно он был официальным языком трубадуров и менестрелей.

Увы, пока окситане, то есть те, для кого Lange d’Oc был родным языком занимались литературой, наукой, искусствами, те кто говорил «Уи» и «Си» занимались политикой и войнами. В итоге, кто говорил «Уи» создали для себя Францию, те, кто говорил Si — Италию и Испанию. А окситане так остались без государства Ок. Хотя и прославились тем, что создали самые маленькие государства мира — Андору и Монако.

Название языка Lange d’Oc сохранилось ныне только в названии одноименной французской провинции, а самих окситан называют в разных частях Европы по разному: каталонцами, провансальцами, андорцами, руссийонцами, гасконцами, валенсийцами, монегасками, лиможцами, овернцами, беарнцами, аранцами и кучей других имен. Да и сами они уже несколько веков называют себя именно так. И окситанские диалекты уже настолько развились за последнее время, что некоторые лингвисты относят их даже к разным языковым группам. Но тем не менее, до сих пор язык монегаска отличается от языка каталонца примерно так же, как отличается наречие жителя Рязани от жителя Вологды.

И до сих пор можно с комфортом жить в Испании, не зная испанского, в Италии, не зная итальянского, во Франции не зная французского. При условии, что вместо «Си» или «Уи» говоришь «Ок».

И именно оксиданство, растворенное в крови, заставляет жителей Барселоны писать на стенах домов «Каталония — не Испания!», а мэров французских провинций Русийон и Лангедок снимать нафиг французские флаги со своих флагштоков, оставляя только красно-желтые полосатые флаги несуществующей страны Ок.

 

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта