Рассказ, написанный накануне юбилейной генассамблеи ООН, 27 сертября 2015 года...

Я – есть Принцип!

Не в том, смысле, что я — принципиальный человек, а в том, что у меня фамилия такая - Принцип.

Почему я оказался в Нью-Йорке? Потому что в Европе с такой фамилией нормально жить нельзя. Особенно на Балканах. Даже сейчас, спустя сто лет.

Что? Вы не понимаете, о чем я? Вам повезло! Оставайтесь и дальше в своем блаженном неведении!

А мне вот там, в Европе, жизни не было. Дня не проходило, чтобы несколько идиотов не задали бы мне этот идиотский вопрос: "Скажите, а Гаврило Принцип вам случайно не прадедушка?"

Да какая вам разница, дедушка или нет! Если кто-то сделал что-то не то еще сто лет назад, почему я должен страдать?

Вот именно поэтому я и перебрался жить в Нью-Йорк. Тут никому нет дела до того, кто был твоим прадедушкой и какая у тебя фамилия. Будь я Герингом или Геббельсом, ни один кадровик не поморщился бы, принимая меня на работу.

Но тип этот, в баре, так и в впился в меня глазами. Сел за мой столик и то утвердительно сказал, то ли спросил: "Вы ведь Принцип!"

"Какая разница, - ответил я, — мы, дружок , в Нью-Йорке, тут всем по фигу, принцип ты или беспринципный".

"Нью-Йорку может и без разницы, — ответил он, — а вот человечеству — нет. Принцип это дело начал и только Принцип может его остановить."

"О чем вы?" — спросил я, хотя сразу понял, о чем.

Он положил передо мной коробку. Я открыл, в коробке был пистолет.

"Вы хотите, чтобы началась война?" — спросил я.

"Я хочу, чтобы война кончилась, — ответил он, — война ведь не прекращалась. Как началась сто лет назад, так и длится до сих пор. Бывают периоды мира и перемирий, заключаются мирные договоры, но война — все равно продолжается. Чуть что - она снова поднимает голову. Вы и сами знаете. Я уверен, Принцип, что вы и сами не раз думали об этом".

Повисла тишина. Потом он сказал:

"Сейчас на редкость удачный момент. Он завтра будет здесь. В сентябре всё начиналось, и будет правильно, если в сентябре все кончится. Принцип начал, Принцип должен закончить".

Он встал и ушел.

Я остался сидеть. Потом снова приоткрыл коробку. Он был прав, чёрт возьми! Я действительно думал об этом, не просто думал, я постоянно прокручивал в воображении, как это будет. Как он будет идти по коридору в сопровождении своей охраны, как я открою боковое окно, и никакая охрана его не спасет. Потому что никто не обращает внимания на это маленькое окошко, его никогда никто не проверяет, все про него забыли. Кроме меня. Я знаю все ходы и выходы, я там работаю, уборщиком. Меня сто раз проверили при приеме на работу, и никто не задал ни одного вопроса про мою фамилию. Тут не Европа, тут - Нью-Йорк.

Я действительно сто раз думал об этом, но только как о фантазии. Но коробочка, лежащая передо мной, с каждой секундой все больше придавала этой фантазии черты реальности.

Я понял. Он был прав! Только Принципу по силам все исправить!

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта