Поселок был расположен прямо на границе миров, недалеко от Куала-Лумпура, и в непосредственной близости от воздушных трасс нацистов. И хотя, за все время его существования здесь не было ни одного чрезвычайного происшествия, жители постоянно помнили об этой близости и были готовы в любой момент встретить любые неожиданности. В каждом доме тут хранилось боевое оружие, а возле поселкового аэродрома было оборудовано убежище, готовое в любой момент укрыть самое дорогое, что было в поселке — детей.

По этой же причине, ради безопасности, поселковые компьютеры не имели никакой связи с внешним миром, чтобы присутствие поселка нельзя было определить компьютерными методами. Конечно, все компьютеры были объединены в местную поселковую сеть, но связь с внешним миром имел один единственный изолированный компьютер, расположенный в городской библиотеке. И он же был единственной точкой, с которого можно было осуществить видеосвязь с внешним миром.

Именно сюда, к этому компьютеру и торопился Корчак. У него был особый секретный код, позволявший связаться напрямую с ареопагом, минуя всех секретарей и администраторов. Но все же о намерении выйти на связь следовало предупреждать заранее, поскольку все члены ареопага были крайне заняты, и их время было расписано по минутам вперед на несколько дней.

Но сейчас Корчаку было не до соблюдения формальностей. Гигантская сумма в пятнадцать миллионов бонусов, невесть откуда взявшаяся на его кошельке — это была та самая чрезвычайная ситуация, которую следовало решить немедленно.

Ему повезло. Один из сенаторов, Катерина была на месте.

— Что случилось, Ян? — обеспокоенно спросила она. — Или, — ее лицо озарила радостная надежда, — вам удалось продвинуться в решении нашей задачи?

Стыдясь, что вынужден разочаровать ее, Корчак быстро и сбивчиво описал ситуацию.

— Ну и что тут такого? — удивилась Катерина, — это нормально, что вы зарабатываете бонусы, так и должно быть.

— Но пятнадцать миллионов с лишим! Откуда они взялись?

— Я не владею точными цифрами, финансы Мария контролирует, но давайте рассуждать логически. Мы посчитали всю экономию и материальную выгоду от тех документов, что вы нам передали. Вам полагается законный процент от этой выгоды. Ну хорошо, не только вам, мы поделили эту сумму на всех членов вашей команды из центра Ч. Но поскольку экономия там почти миллиардная, то премия в несколько миллионов не выглядит чем-то нереальными. И кроме того, Ян, есть же еще ваша формула, которую вы нам передали, и которая уже активно применяется и нашими государственными и частными структурами. С каждого случая использования вашей формулы вам тоже полагается процент. Может быть это и не много, но поскольку ваша формула используется очень широко и уже включена во все финансовые программы, то в итоге должна набегать очень приличная сумма. А поскольку использоваться формула будет все чаще и чаще, то дальше сумма на вашем счету будет только расти. Я полагаю, — улыбнулась она, — расти она будет быстрее, чем вы будете успевать ее тратить.

— Я? Тратить? Вы хотите сказать, что я могу распоряжаться всеми этими миллионами, как мне заблагорассудится?

— Они — ваша и только ваша собственность. Вы можете делать с ними все, что хотите, и никто не вправе вам указывать, как ими распоряжаться.

— Но, — растерялся Корчак, — я не понимаю, зачем человеку столько бонусов? Это же намного больше, чем человек может потратить. Ведь если я куплю себе все что только можно, все то, что только может мне потребоваться в жизни, и даже все то, что не потребуется, а просто захотелось купить, это все равно будут тысячные… нет, что я говорю, это будут стотысячные доли процента от той суммы, что у меня на счете. Она даже не уменьшится. Какой в этом смысл иметь миллионы бонусов в собственности?

— Бонусы, это не только для того, что-то купить для себя, — улыбнулась Катерина, — бонусы — это новые возможности, бонусы — это дополнительная власть! Подумайте, как много хороших дел, вы можете сделать, имея так много бонусов. Вы, можете, например, — она задумалась, подыскивая пример, — ну, например, можете создать свою математическую школу, нанять себе квалифицированных помощников, вы можете учредить новый университет…

— Кажется, я начинаю понимать, — сказал Корчак, — тратить свои бонусы — это не значит покупать что-то только для себя, я ведь могу покупать что-то и для других, тратить их на то, чтобы помогать другим людям…

— И это тоже можно, покупать что-то для других, — улыбнулась Катерина, — но главное поймите, бонусы дают вам великую власть, чтобы менять этот мир, и это прекрасно, когда такая власть оказывается в руках мудрого человека, а не глупца.

Корчак вышел на улицу окрыленный. Сколько раз он мечтал устранить ту или иную несправедливость, встречавшуюся на его пути, но у него не было для этого ни сил, ни возможностей. И вот судьба дала ему в руки мощный инструмент, позволяющий с легкостью устранять эти несправедливости. Он вдруг вспомнил о том, что у них с Анной обязательно будут дети, и теперь благодаря обилию бонусов, они могли устроить их судьбу наилучшим образом. И он остро пожалел, что не может связаться с Анной, чтобы поделиться этой радостью. Но потом сообразил, что Анна должна быть в курсе. Если, как сказала Катерина, премию за их работу поделили на всех участников их группы, на счету у Анны тоже должны быть миллионы.

Конечно, не стоило принимать поспешных решений, у него будет еще время посидеть, разложить все по полочкам. Ему, наверное, надо будет еще набраться опыта в управлении финансами, и может быть, даже найти себе опытных помощников. И в любом случае не стоило принимать важных решений без участия Анны. Но какие-то мелкие несправедливости этого мира можно было начать устранять прямо сейчас.

Корчак вернулся в библиотеку и набрал на клавиатуре компьютера код службы доставки.

В субботу он оправился в таверну с раннего утра, к открытию. Заказал себе чашечку и кофе и стал с удовольствием слушать диалог тетушки Антонии с появившимися работниками службы доставки.

— Это какая-то ошибка, — волновалась Антония, — я ничего не заказывала, у меня даже бонусов нет столько, чтобы расплатиться с вами.

— Всё уже оплачено, — отвечали работники, — вам ничего не надо платить. Куда сгружать?

— Но это не моё! Это какая-то ошибка!

— Адрес ведь ваш указан? И название заведения совпадает — таверна «У тетушки Антонии»! Все верно, никакой ошибки нет.

Антония в растерянности огляделась и наткнулась взглядом на улыбающуюся физиономию Корчака.

— Так! — грозно крикнула она, — это ваша работа, профессор? Это вы заказали холодильник?

— Так сгружать или не сгружать? — спросил один из рабочих, услышав, что заказчик нашелся.

— Сгружайте! — скомандовал Корчак.

— Как вы могли, Ян! — гневно подошла к нему Матушка Антония. — Как вы могли вообразить, что я попрошайничаю и выпрашиваю у вас этот холодильник. Я же просто на примере этого холодильника объясняла вам какую ценность имеют бонусы.

Корчак почувствовал себя неловко.

— Ну что вы, — извиняющимся тоном сказал он, — клянусь вам, у меня даже мысли не мелькало, что вы попрошайничаете. Но ведь просто я не в состоянии потратить такую массу бонусов на себя одного, поэтому я решил, что будет правильно и справедливо, если я начну тратить их на других.

— Вы хороший человек, Ян, — смягчилась тетушка Антония, — и ваши мысли правильные и разумные. Но все же помогать, финансово, надо прежде всего тем, кто не в состоянии сам решить свои проблемы, или тем, кто оказался в безвыходной или тяжелой ситуации.

Она присела за столик Яна.

— Если человек сам в состоянии позаботится о себе, если у него на месте руки-ноги и работает голова, то не стоит подносить ему такие дорогие подарки просто так, без повода. Свободного, по-настоящему свободного человека такое отношение может оскорбить. Ведь делая такие необоснованно дорогие подарки, вы тем самым как бы намекаете, человеку, что он — зависим от вас, как бы встаете себя на место его хозяина. Понимаете?

— Понимаю, — огорчился Корчак, — но что же теперь делать? Не отсылать же этот холодильник обратно. Я вовсе не хотел вас оскорбить. Я просто еще не до конца разобрался во всех этих реалиях вольного мира.

— Я не обижаюсь, — она положила свою ладонь на его плечо. Будем считать, что вы просто дали мне двадцать бонусов взаймы на покупку этого холодильника. И я вам их постепенно верну. Как насчет того, чтобы вы теперь весь следующий год питались у меня бесплатно? И ваш друг Браун тоже. И своих друзей приводите в гости бесплатно в течение года. По рукам?

— По рукам! — улыбнулся Корчак.

— А если вы действительно хотите кому-то помочь финансово, то поговорите с комендантом. Он в курсе, у кого какие проблемы в нашем поселке, и кому действительно требуется помощь. Вот школа, например, я знаю, уже полгода как не может достроить свой бассейн, все никак не выкроят на это дело средств. Недавно в музыкальном кружке концерт благотворительный делали, чтобы купить хорошую скрипку одной талантливой ученице, не знаю, удалось ли им собрать нужную сумму…

— Я понял, — сказал Корчак! Спасибо за совет.

Он направился к выходу и вдруг остановился. Новая мысль пришла ему в голову, он вернулся и присел напротив Антонии.

— Послушайте, — спросил он, — а если я буду давать людям бонусы не как подарок, а как вы говорите, «взаймы», с тем, чтобы мне их потом возвращали — это ведь не будет расцениваться как оскорбительное отношение?

— Что вы задумали? — хитро сощурилась она, — кажется я догадываюсь! Вы хотите раздавать бонусы как бы взаймы, а потом вроде как забывать требовать их обратно? Не стоит этого делать, Ян. Это плохо… Это только будет воспитывать в людях плохие черты и привлекать к вам всяких нечестных людей, которые будут стремиться поживиться за ваш счет.

— Нет-нет, я имел ввиду совсем другое. Вот смотрите, у вас, в вашем заведении есть много чего улучшить, усовершенствовать, например, расширить его, чтобы принимать больше людей. У вас же по вечерам тут очереди стоят перед входом, люди по полчаса ждут пока столик освободится. И я предполагаю, что если вы до сих пор не расширились, то скорее всего из-за того, что у вас не хватает на это бонусов. Вы могли бы взять их у меня взаймы и потом кормить меня бесплатно не год, а скажем, три года.

Она весело и задорно рассмеялась. Так что даже слезы выступили у нее на глазах.

— Три года кормить бесплатно говорите? Ну вы и сказали, Ян! Прямо хоть в учебники эту фразу вноси. Нет, друг мой, тут я тремя годами бесплатной кормежки не отделаюсь. То, что вы предлагаете, это называется «инвестиции». Это дело хорошее, нужное и полезное, но очень сложное. Тут нужно специальное обучение, опыт. Просто так с ходу, без подготовки, этим не стоит заниматься.

— А вы в этом деле разбираетесь?

— Только немного. Разве что только на уровне нашего ресторанного дела, не дальше.

— Ну вот давайте и займемся пока ресторанным делом. Вот вам, конкретно вам, нужны эти, как вы говорите, инвестиции?

Она пристально посмотрела на него.

— Ну, если говорить откровенно, то я давно уже подумываю о расширении дела. Давно уже хочу запустить сеть вот таких таверн по всем городам вольного мира. У меня уже и бизнес-план подготовлен. Но очень велики риски, скажу откровенно.

— Рисковать для меня самое привычное дело, — улыбнулся Ян, — я всю жизнь только и делаю, что рискую. Сколько вам нужно бонусов?

Он достал свой кошелек.

— Нет, Ян, не торопитесь, — снова рассмеялась она, — это делается не так. Тут все надо подготовить основательно. Я приглашу сюда грамотных экономистов, юристов, мы вместе сядем, еще раз проанализируем наш бизнес-план и составим детальный график финансовых вливаний. Организуем наше с вами совместное предприятие, пятьдесят процентов будут ваши, пятьдесят мои. С вас — финансирование, а с меня организация работы и мой кулинарный опыт. «Корчак и Антония» — неплохо звучит, по-моему.

— Нет, — твердо сказал Корчак, — «У тётушки Антонии»! Зачем менять название, которое уже однажды принесло успех. Финансы не имеют ни лица, ни имени. Имя присуще лишь искусству, в данном случае — искусству кулинарии. Пусть название останется прежним, иначе я не согласен.

— Ну, хорошо, — улыбнулась она.

С этого дня в жизни Корчака появилось разнообразие. Он сказал коменданту, что получил от правительства крупную премию, и хочет помочь тем, кто нуждается в финансовой помощи, и теперь его день был наполнен встречами, изучением всяких смет и финансовых документов.

Его разум обогатился бухгалтерскими знаниями, а поселок обогатился его добрыми делами. В школе доделывали бассейн, а в местную клинику приехало новое медицинское оборудование. Талантливая девочка из музыкального кружка поехала на конкурс талантов с новой уникальной скрипкой, а городской клуб реставрации ирландского танца смог, наконец, заказать национальные ирландские костюмы по эскизам из старинных книг. На северном склоне долины начала строиться большая солнечная электростанция.

По городу, конечно, пронесся слух о том, что профессор наконец-то решил свою важную задачу и решил потратить полученную от правительства премию на нужды поселка. Ажиотажа это особого не вызвало, видимо подобные добрые дела были в ходу среди жителей поселка, но тем не менее, совсем незнакомые люди периодически подходили к нему на улице, пожимали ему руку и восклицали: «Вы молодец, профессор!»

И каждый раз он испытывал чувство стыда. Уж кто-кто, а он-то точно знал, что никакой он не молодец. Что задача, которую ему доверили так и оставалась нерешенной, а те финансовые жертвы, за которые ему были благодарны жители поселка, ровным счетом ничего ему не стоили. Как и предсказывала Катерина, несмотря на все его траты на поселковые нужды, несмотря на инвестиции в ресторанную сеть тетушки Антонии, сумма на его счету не уменьшалась, а продолжала стремительно расти. 

Комментарии   

0 #4 Андрей Конышев 26.06.2017 20:41
в каждой утопмм есть право на идеализацию и мечту, потом ворвётся эпизод со сламавшимся коптером и молодым идеологизирован ным фашиком, который сбежит и расскажит про эту страну Оз, да и в офисе его уже обыскались и пол центра молги через мясорубку пропустить, у власти обычно полных идиотов не держат. и ещё не известно нет ли в этой пасторали засланных казачков.
Пишите, плииз
Цитировать
0 #3 Shipilov Andrey 25.06.2017 14:46
Цитирую Амфибрахий:
По-хорошему, все поселковые главы свести бы в 1-2, и без многократного упоминания божественного аромата порося, которого будут жарить. Сорри за объемную критику, но эти главы правда расстроили.


Это нормально Амфибрахий, когда объемная критика, лишь бы по делу. Но...
Не забывайте, что это еще не конец романа. И сам этот роман, далеко не последний в серии.
И уж коли последние главы провоняли поросем и Адамом Смитом, то очевидно -- неспроста...
Цитировать
0 #2 Амфибрахий 25.06.2017 07:06
Почему-то ближе к концу у вас получилось что-то вроде "Адам Смит для самых маленьких". Зачем? Вплоть до посёлка сюжет развивался довольно живенько, можно было хотя бы линию Минамото проработать детальнее, ведь задел про куала-лумпурску ю негритянку был. По-хорошему, все поселковые главы свести бы в 1-2, и без многократного упоминания божественного аромата порося, которого будут жарить. Сорри за объемную критику, но эти главы правда расстроили.
Цитировать
+2 #1 Мишель Волинський 23.06.2017 19:36
— Поминаю, — огорчился Корчак, — но что же теперь делать? - буквы переставьте... ;-)
Цитировать

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта