Они сидели у него в комнате и пили чай.

«Вы слишком пристастились к кофе, Ян, — сказала она, — попробуйте, у чая не меньший потенциал, вам понравится».

Ему действительно нравилось. Он уже сожалел, что сразу не попробовал здешний чай.

Это чай отличался от лагерного еще сильнее, чем отличался от лагерного здешний кофе. А разнообразие сортов в чайном ящичке было куда обширнее, чем кофейное разнообразие. Ян уже предвкушал будущие открытия.

— Всё-таки вы самый обычный человек, — вдруг сказала Анна.

— А что, были сомнения?

— Были Ян, и настолько веские, что Дабл Ви попросил меня исследовать этот вопрос. Я вам уже говорила, что я — специалист по психостатистике?

— Говорили, но я не предполагал, что тоже являюсь вашим подопытным кроликом.

— Наши с вами предметные области немного пересекаются. Только вы имеете дело с чистой, абстрактной математикой, а я — с математикой, наложенной на человеческий мозг. На поведение человека.

— Которое — непредсказуемо.

— Это только так кажется на первый взгляд. На самом деле предсказуемо до такой степени, что я бы могла работать в лагерной концертной бригаде, демонстрируя работникам на спектаклях чудеса телепатии. У человека есть свобода выбора, но выбирает он почему-то всегда только из 3-4 вариантов, заранее известных. И зная хоть немного о человеке или проведя краткое наблюдение, можно всегда точно предсказать, как он поступит. Но вот с вами этот номер не проходит.

— Почему?

— Да потому что, столкнувшись с документом на незнакомом языке, который требует прочесть начальство, Шарлота Бронте пустила бы в ход все свое обаяние, чтобы кто-то из мужчин выполнил за нее эту работу, Ринго Стар доложил бы начальству, что возможности выполнить работу нет, и потребовал бы дополнительных указаний, Рабиндранат Тагор бы догадался, что в библиотеке должен быть учебник этого языка и затребовал бы его — вариантов, как видите немного, всего три. И только Ян Корчак проводит статистический анализ текста и расшифровывает незнакомый ему язык. Не потому, что оказался в безвыходной ситуации, а потому, что ему так удобнее, потому что для него это естественно. Так вот Ян, статистика неумолима, и она достоверно известна. Доложили бы начальству 60%, искали бы помощь 30%, запросили бы учебник 10%. И вам в этой статистике — места нет. Так как вы, поступил бы один из миллиона, из десятков, из сотен миллионов. Эта величина лежит за пределами возможности измерить ее.

— Все-таки я математик, Анна, и это мой конек.

— Да, ладно! А где место математики в этой истории, когда вы спросили Дабл Ви про блэк-джек со шлюхами? Вы ведь до сих пор не понимаете, почему на стала местным мемом. Ведь не понимаете?

— Не понимаю, — согласился Корчак, — все смеются, но что тут смешного.

— Да потому, Ян, что 98% людей, тех, кто услышал о таких резких переменах в свой жизни, обязательно задали бы хоть какой-то вопрос, потому что вопросов в такие моменты возникает множество, и все они крайне важны. И лишь 2% ответили бы, что вопросов у них нет. Но не потому, что их не было бы на самом деле, а потому что из-за важности момента они не смогли бы вопрос сформулировать. И эта, весьма достоверная, статистика не предполагает, что может существовать человек, который в такой ситуации задаст вопрос по блэк-джек и шлюх. Это понимают все, кроме вас. Потому что для вас — задать такой вопрос — это вполне естественное поведение.

Вас опасаются, Ян, потому что не знают, чего от вас ждать. Всего за несколько дней вы умудрились несколько раз поставить в тупик самого Дабл Ви. Вы, наверное, и сами заметили, что в Лагере в целом, ваша жизнь была более комфортной, чем у окружающих вас работников. Знаете, почему? Потому что с вами инстинктивно боялись связываться и создавать вам проблемы. Даже тут, всего за несколько дней, вы уже успели стать самым известным человеком. И вовсе не из-за этого анекдота с блэк-джеком, а потому что, сами того не замечая успели поставить в тупик чуть ли не каждого. В вашем личном деле…

— Вы видели моё личное дело? — в изумлении воскликнул Ян.

— Кто ж мне его покажет! Но все уже каким-то мистическим образом осведомлены о каких-то невероятных рапортах, которыми набито ваше личное дело.

— Тем не менее, откуда вы знаете о моей лагерной жизни? Вы ведь не были в лагере!

Анна замолчала, ее лицо стало непроницаемым. Через минуту она спросила:

— Почему вы так уверены, что я не была в лагере?

— Вы не подвергались одной специфической хирургической операции, которой подвергаются все девочки, родившиеся в лагере.

Она закрыла глаза и задумалась. Потом сказала.

— Вы правы Ян, я не должна была быть в лагере. Но я там была. Выше наблюдение верно в целом, но не в моем случае. Я — единственное исключение из того правила, о котором вы догадались.

Она закрыла глаза и было видно, что в ней происходит какая-то внутренняя борьба. Потом она сказала

— Сейчас не время об этом говорить. Прошу, давайте вернемся к прерванному диалогу. Хотя, впрочем, я уже все сказала.

— То есть, говоря языком математической статистики, я не человек, а генератор случайных поступков?

— Определение точное, — улыбнулась она, но — нет! Вы самый обычный человек, и всего час назад я сама могла убедиться в этом, — лично для меня вы больше не загадка, Ян. В давние времена в психологии существовал термин — «Синдром Джекила-Хайда». Если обстановка не требует от вас принимать решения, связанные с анализом цивилизационной среды, вы ведете себя как обычное животное вида Хомо Сапиенс. Вы повели себя в душе ровно так же, как повел бы себя любой самец. Вы — не отклонение, Вы — вариант нормы. Просто вы очень умны. И именно поэтому логика вашего поведения не всем понятна. Мне — понятна. Потому что я тоже —умна.

— Так там, в душе, — зашелся от возмущения Корчак, — это был просто эксперимент?! Вы просто выполняли задание Дабл Ви?

— Вот видите, — улыбнулась она. — Я хотела вызвать у вас эту реакцию, и вызвала. Вы точно так же предсказуемы и управляемы, как и все остальные. Надо просто понимать, за какие ниточки дергать. Нет, Ян, это не было заданием. То, что произошло между нами в душе, это… это Шарлотта Бронте сделала вам такую рекламу, что… Короче, если вам станет скучно Ян, то выйдите в коридор, и напишите на грифельной доске время, когда планируете быть в душевой кабине. Уверяю, что явившись к назначенному времени вы еще не раз станете объектом подобного эксперимента. И не с моей стороны.

Ян перенесся в воспоминаниях на час назад.

Еще с утра он забронировал на грифельной доске время на 8:00, но зайдя в душ, понял, что кабинка занята. Он выглянул в коридор, чтобы проверить, не ошибся ли он, указывая время, и увидел, что кто-то стер надпись.

— Эй, кто там, — крикнул из душа женский голос, — мне нужна помощь!

— Что случилось?

— Спина, у меня защемило нерв, межпозвонковый диск, это у меня бывает, ничего страшного, но не могу пошевелиться.

— Сейчас вызову вахту, чтобы прислали медика.

— Вы с ума сошли! Чтобы потом все общежитие неделю пересказывало эту историю, как анекдот?

— А что делать?

— Помогите. Надо просто надавить на позвонок и диск встанет на место, я знаю, как, я объясню, идите сюда.

— Минутку, возьму сейчас полотенце, чтобы прикрыть вас.

— Боже мой, Ян, не стойте из себя ханжу, даже если вы меня еще не видели без одежды, увидите на ближайшей вечеринке.

Когда она назвала его по имени, он узнал голос Анны Клевской.

Он вошел в кабинку душа и невольно улыбнулся. Поза в которой пребывала Анна, меньше всего ассоциировалась с необходимостью медицинской помощи, а навевала совсем другие мысли.

— Эк, вас угораздило! Что надо делать?

— От лопаток вниз, на пару сантиметров, двигайте ладонь вниз, еще чуть-чуть, стоп, здесь. Теперь толкните резко, но несильно.

Он толкнул. На него сверху обрушился поток воды, и он вмиг стал мокрым до нитки.

— Ой, извините, Ян, — вдруг засмеялась она. — как нелепо. Я держалась за смеситель, когда вы толкнули. Нет, так не выйдет, если просто толкать, вы меня опрокинете. Сделаем так! Упритесь одной рукой мне в живот, а другой надавите на спину. Ой! Липнет! Противно! Вы можете скинуть с себя эту мокрую одежду? Ну, давайте! У меня уже руки отнимаются, сейчас упаду!.. Вот так, толкайте. Теперь левую руку выше, мне на грудь, правую на позвонок. Подбородком надавите мне на плечо сверху, и прижмитесь ко мне, толкайте! Ритмично, Ян, ритмично! Так, так, так…, Полегчало, отпускает… Уже совсем хорошо! Хорошо! Теперь животом к спине, обе руки мне на грудь! Выше! Обхватите их с боков!

Ян вдруг понял, что его язык шарит за ухом Анны, а то, что он делает, никак не укладывается в понятие медицинской помощи…

— Вспоминаете? — улыбнулась Анна, — Я вижу, вы снова готовы!

Он перехватил ее взгляд и смутился.

— Продолжения — не будет! — вдруг твердо сказала Анна, и, взглянув на него, снова улыбнулась, — вот прямо сейчас не будет, я имею ввиду.

— Вы и вправду читаете мысли! — сказал он.

— Немудрено читать мысли мужчины, когда он думает об этом, — засмеялась Анна. — Это умеет делать любая женщина, а если не умеет, то грош ей цена! Отложите эти ваши грязные мысли на потом, Ян. Во-первых, вам не следует переусердствовать, иначе вы быстро пресытитесь. А во-вторых, у нас сейчас есть дела поважнее, нам с вами необходимо организовать заговор!

— Заговор? — засмеялся он, — Анна, употребите какое-нибудь другое слово, — я уже столько раз слышал за последние дни это слово «заговор», причем — совершенно в разных значениях, что даже не знаю, в каком качестве его воспринимать.

— О, насчет этого не волнуйтесь, — улыбнулась она, — сейчас я вам кое-что покажу, и вы начнете воспринимать его так, как и положено.

Она вытащила из сумочки брошюру и передала ему.

— Хочу сразу предупредить, я туда — туда даже не заглядывала. Просто запросила в библиотеке и принесла сюда.

Он пролистнул брошюру. Это был сборник тестов, при помощи которых специалисты сдают экзамены на усвоение материала. Серии по 30 вопросов на разные темы, на которые надо было ответить «да» или «нет», проставив соответствующие галочки.

— Зачем это?

— Помните, я говорила, что могла бы выступать в лагерной концертной бригаде, показывая чудеса телепатии? Вот я вам сейчас такое чудо и продемонстрирую. — Найдите в справочнике задание по математике, из области, которая вам знакома, но которую я точно не знаю.

— С топологией вы, полагаю, не знакомы? Вот тут есть тест на топологию.

— Отметьте, Ян десять верных ответов, только десять, не больше, и дайте брошюру мне. Я отвечу на остальные двадцать, не зная темы.

Он передал ей брошюру с отмеченными десятью ответами. Она за несколько секунд, почти не глядя проставила галочки карандашом, и вернула тест ему. Из 30 вопросов 29 были отмечены правильно — это была оценка «отлично».

— Что скажете? — спросила она

— Пока ничего, — ведь математику вы все же знаете. Могли догадаться. А если это будет, к примеру, тест по химии?

— Пусть будет химия, никаких проблем.

Он отыскал тест по химии, нашел в проверочном ключе 10 верных ответов, пометил и передал брошюру ей. И снова ее карандаш стремительно пробежался по ответам, и она вернула ему тест. Он проверил по ключу, 28 верных ответов из 30.

Следующим был тест на металлургию. 30 правильных ответов из 30.

Горное дело. 27 из 30.

— Как вы это делаете? — наконец спросил он

Она достала маленький кружочек металла:

— Вы знаете, что это такое, Ян.

Он знал. Это был «статистический диск», — простейший старинный генератор случайных чисел, которым, видимо, пользовались еще древние математики. Он представлял собой диск из сплава цветных металлов. На одну сторону таких дисков всегда была нанесена цифра, — это сторона называлась «решка», а на другую сторону, которая называлась «орел», обычно был нанесен какой-нибудь рельефный рисунок.

Диск полагалось подбрасывать вверх и он, при падении давал абсолютно случайный результат: орла или решку.

— Как думаете, Ян, какова вероятность того, что у меня выпадет пять решек подряд? — спросила Анна, — не надо точного числа, просто в сравнении с другими комбинациями!

— Вероятность, что выпадет пять решек подряд будет ровно такая же, как и вероятность любой другой комбинации из пяти бросков, — ответил, подумав, Корчак, — нет никакой разницы.

— Однако вы ответили мне не сразу, вы задумались, — засмеялась Анна, — хотя любому математику должно быть сразу понятно, что разницы нет. Но вы не только математик, но еще и человек, а человеку свойственно мыслить иначе.

Человек отличает комбинацию из пяти решек на фоне прочих комбинаций, потому что пять решек или пять орлов легко заметить и запомнить. Все остальные комбинации для него «на одно лицо», а эти — особенные. И потому он делает вывод, что все прочие комбинации случайны, а вот эти — не случайные, и следовательно должны выпадать намного реже, чем остальные.

— Да, — согласился Корчак, — вы правы, я сейчас прикинул как математик, если кидать диск случайным образом, то пять орлов или пять решек подряд должны выпасть в первые же две минуты, ну в крайнем случае — три.  Но если я думаю об этом как обычный человек, то мне кажется, что для того, чтобы они выпали надо бросать очень долго.

— Тесты составляются людьми, — сказала Анна, — составитель тестов стремится, чтобы «да» и «нет» в ответах у него были перемешаны случайным способом. Случайным с его точки зрения. А комбинация из нескольких стоящих подряд «да» или «нет» кажется ему не случайной, и он неосознанно избегает такой комбинации, думая, что это может послужить подсказкой для студента.

— То есть, в ответах на тесты мы никогда не встретим пять подряд стоящих «да» или «нет»?

— Скажу больше, Ян! Вы почти никогда не встретите там даже трех подряд стоящих «да» или «нет»!

— Кажется, я начинаю, понимать. Можно теперь я попробую ответить на тест? Анна, теперь вы пометьте мне десять правильных ответов.

Анна выбрала тест по ветеринарии и пристроилась рядом с Корчаком. Тот комментировал свои действия вслух.

— Вот тут у нас стоят подряд два «нет». Значит ни до, ни после них еще одного «нет» быть не может. Ставим на эти места «Да». Теперь у нас вот тут образовалось два «да» с пустым местом между ними. Еще одного «Да» там быть не должно, значит — ставим «нет».

Он пробежался карандашом по всем клеточкам. Оставалось еще десять незаполненных.

— Что дальше? — спросил он, — тут больше не осталось подходящих комбинаций.

— Оставшиеся заполните ответами «Да», — ответила она ему.

— Почему не «Нет»? — иронически спросил он.

— Потому, Ян, что мозг человека от природы настроен на позитив, если вы проведете ваш любимый «частотный анализ» всех ответов в этой брошюре, то вы увидите, что ответы «да» встречаются намного чаще, чем «нет». В соотношении примерно 3 к 2. А значит, в ответах на ваш тест будет примерно 10 ответов «нет» и примерно 20 ответов «да». 9 ответов «нет» у вас там уже отмечено. Значит подавляющее большинство оставшихся ответов — «Да». Вот и ставьте везде «Да». Вы, конечно, ошибетесь несколько раз, но тест сдадите.

Ян так и сделал, результат оказался 28 из 30.

— Надо же, как всё просто! — воскликнул он.

— Просто? — иронически спросила она, — а что же вы сами тогда не додумались?

— А если взять более сложный тест? — спросил он. — Не тот, где только «да» или «нет», а где предлагается по несколько вариантов ответов.

Она насмешливо посмотрела на него, и вытащила еще одну брошюру. Там были сложные тесты: по пять вариантов ответов на каждый вопрос.

Продолжая насмешливо улыбаться, она раскрыла брошюру наугад и мгновенно проставила галочки в квадратиках. На этот раз она даже не просила его отметить несколько верных ответов.

— Проверяйте, Ян.

Он проверил. 17 верных ответов из 20. Это уже было не «отлично». Но тест все равно был сдан.

— Какая там была тема? — спросила она.

— Вы что, даже тему не посмотрели?

— Зачем? Для того, чтобы правильно ответить — тема не нужна!

— Как? Как вы это сделали? — спросил он.

— Ну так что насчёт заговора? — спросила в ответ она.

— Да! — ответил он. — Я понял, что вы имели ввиду. Если мы объединим наши усилия…

Он представил перспективу и задохнулся от восторга.

— Мне даже в голову не приходило, что в математических выкладках надо учитывать психологию людей. Что она имеет подчас решающее влияние. Если ваше понимание этой психологии, сложить с моими способностями обрабатывать эти данные, мы с вами… нашему могуществу не будет предела!

— Ой, глупец! — вдруг тихо сказала она скала она, — ты забыл, слово «заговор» имеет еще одно значение.

Она вдруг нежно обняла его сзади и прошептала ему на ухо:

— Там, в душе, ты овладел мной как женщиной. Теперь же не мешай мне овладеть тобой как мужчиной…

Комментарии   

0 #4 Andrey Shipilov 06.11.2016 15:33
Цитирую Родион:
Бггг, а точно, я в свое время сдал около 50 сертификационных экзаменов Microsoft, Oracle,Cisco и прочих, а потом обнаружил, что у меня выработался навык сдавать такие экзамены по любой теме, даже на спор сдал экзамен по продукту, который не знал вообще. Хотя более чем уверен, что вопросы к экзамену составлял компьютер выбирая из базы вопросов.


Ну, значит, когда придет время спасать мир, приглашу вас в свою команду.
Цитировать
+1 #3 Andrey Shipilov 26.10.2016 07:06
Цитирую aloha:
В превью есть слова:

"Отложите эти ваши грязные мысли на потом, Ян. Во-первых, вам не следует переусердствовать, иначе вы быстро пресытитесь. А во-вторых, у нас сейчас есть дела поважнее, нам с вами необходимо организовать заговор!"

А в тексте их нет.

Мне кажется, в этой главе не хватает части текста. :(


Да, вы правы, кусок текста выпал. Сейчас все восстановлено.
Цитировать
0 #2 aloha 25.10.2016 23:28
В превью есть слова:

"Отложите эти ваши грязные мысли на потом, Ян. Во-первых, вам не следует переусердствова ть, иначе вы быстро пресытитесь. А во-вторых, у нас сейчас есть дела поважнее, нам с вами необходимо организовать заговор!"

А в тексте их нет.

Мне кажется, в этой главе не хватает части текста. :(
Цитировать
+3 #1 Родион 25.10.2016 08:50
Бггг, а точно, я в свое время сдал около 50 сертификационны х экзаменов Microsoft, Oracle,Cisco и прочих, а потом обнаружил, что у меня выработался навык сдавать такие экзамены по любой теме, даже на спор сдал экзамен по продукту, который не знал вообще. Хотя более чем уверен, что вопросы к экзамену составлял компьютер выбирая из базы вопросов.
Цитировать

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта