С утра его разбудил громкий стук в дверь. Стучал Рабиндранат Тагор.

— Я вчера забыл объяснить вам, как пользоваться будильником, так что пришлось взять на себя неприятную обязанность разбудить вас. Надеюсь вы не возненавидите меня за это? Особенно если вчера допоздна засиделись.

—  Засиделся, — улыбнулся Корчак, — много думал, много пил кофе, вспоминал. Но вас я не возненавижу. Если ненавидеть из-за таких пустяков, мир рухнет. К тому же вы сделали это из заботы обо мне, а я на удивление хорошо выспался. Это спальное место — просто чудо какое-то.

Кровать, — поправил его Тагор.

— Что мне полагается делать? Куда идти? К какому времени?

— После завтрака справитесь на вахте, нет ли для вас распоряжений. Если нет — просто ждите у себя в комнате, вас вызовут. Осваивайтесь, и не забывайте про документ, что вам дали.

— Я пытался прочесть его, не получается, у меня очень много вопросов.

— Прочтете еще раз после завтрака, на свежую голову. Дабл Ви уехал до обеда, и время у вас, скорее всего будет свободное. Но меня — об этом не спрашивайте. Я вам с чем угодно помогу, но не с этим документом, вы его сами должны переварить.

Они дошли до лифта в холле. Еще вчера Корчака удивило, что здание высотой всего 6 этажей оснащено лифтами — очень расточительно с лагерной точки зрения.

— Не дождемся, — сказал Тагор, — сейчас все к завтраку едут, пойдемте пешком, по лестнице, тут всего один пролет.

На лестнице вкусно пахло. Не чем-то конкретным, а просто — вкусно. Корчаку тут же страшно захотелось есть.

На полпути до них донесся смех, и обойдя поворот на площадке они увидели группу людей, стоящих полукругом вокруг человека, рассказывающего какую-то веселую историю.

— И вот представьте себе, Дабл Ви напускает на себя всю это свою суровость и грозным голосом начинает объяснять этому парню все траблы испытательного срока. И ждет, что тот сейчас описается от страха. А тот молча выслушивает, не проронив ни слова, и когда Дабл Ви в конце грозно вопрошает: «Вопросы есть?», вдруг так лениво зевает и спрашивает: «А что такое блэк-джек со шлюхами?»

Грянул новый взрыв хохота.

— Да ладно! — пискнула какая-то девушка, — так не бывает! Скажи, что ты это сейчас сам придумал!

— Да вот же он, — крикнул кто-то.

— Вы стали героем дня, — шепнул Тагор.

Их окружили. Каждый жал руку, называл свое имя, и Корчак с ужасом понял, что не в состоянии всех запомнить.

— Это правда? — спросила девушка, — то, что сейчас Стар рассказал? Вы правда ничуть не боялись?

— Очень боялся! — честно ответил Корчак, — Но я вчера так много и так сильно боялся, что в конце концов я просто устал бояться.

— Человек, уставший бояться, — сказала девушка, это же просто название для книги.

— И я правда не знаю, что такое «Блэк Джек со шлюхами»!

Новый взрыв смеха был ему ответом.

Очереди в столовой не было. Еда была разложена на огромных блюдах в центре зала, и каждый подходил свободно, брал на свою тарелку что хотел и сколько хотел. Корчак понял, что никогда не видел такой еды, изо всего, что тут лежало, ему были знакомы только хлеб и фасоль.

Впрочем, он тут же понял, что общество взяло его под свою опеку. Каждый, кто проходил мимо (а многие проходили, он понял, нарочно) деликатно и ненавязчиво давал совет.

— Это джем, он сладкий, мажте на хлеб.

— Это колбаса, из мяса, попробуйте кусочек.

— Положите себе омлет, делается из взбитых яиц.

— Возьмите совсем по чуть-чуть, но всего, — шепнула давешняя девушка, которую звали, он уже знал это, Шарлотта Бронте.

Он так и поступил. Кофе он нашел сам. Автомат в центре зала напоминал тот, что был в комнате, просто был крупнее.

Вскоре Корчак понял, что пожадничал. Когда он заходил в столовую, он был голоден, страшно голоден, и ему казалось, что он может съесть, все, что тут было разложено на тарелках. Но организм его, видимо, устал от количества новых ярких впечатлений и перестал вообще реагировать на них.

Доедал он с трудом. Он бы даже оставил на тарелке все эти деликатесы, но ему было стыдно. Ему казалось, что все смотрят на него и потешаются над его жадностью.

Пошатываясь от незнакомого ему чувства переедания, он вышел из столовой. Он не знал, куда идти и что делать. Рабиндранат Тагор куда-то убежал. Где тут проходит утреннее построение? Во сколько оно должно начаться?

Вахта — вспомнил он! Тагор сказал, справиться на вахте.

— Меня зовут, Ян Корчак! — сказал он пожилому вахтеру, — где тут утреннее построение и во сколько оно начнется?

— Это излишне, — ответил вахтер, — нам на вахте ваше имя знать без надобности — просто номер комнаты, и все.

— Пятнадцатый, — ответил Корчак.

— Знаю, — ответил вахтер, — вас тут уже все знают, вы — знаменитость. Построения тут не бывает, у каждого тут свой начальник и, если ему надо вас построить, он сделает это на работе. А тут люди просто живут. Для вас оставлено распоряжение. Вам надо быть у вашего начальника в 15:00. За вами заедут. Будьте у себя в комнате. Здание общежития вас просили не покидать. Это всё! Если у вас имеются какие-то вопросы по быту, обращайтесь ко мне или к моему сменщику. Спускаться для этого не обязательно, можно протелефонировать из номера, просто нажмите кнопку на аппарате.

Корчак вернулся в свой номер и заметил там перемены. На столе лежала брошюра, раскрыв которую он понял, что это что-то вроде инструкции по пользованию жилым помещением. Во всех ящичках теперь лежали карточки с пояснениями, и даже на кофейном автомате лежал листок, в котором объяснялось какие бывают виды кофе, в чем преимущества и недостатки каждого.

Кто-то проявил о нем заботу, а может быть, как знать, просто исправил просчет, и сделал то, что надлежало сделать вчера. Но Корчаку все равно, было приятно.

Он снял трубку телефона и нажал кнопку.

— Вахта слушает!

— Это пятнадцатый номер, мне нужен блокнот и несколько карандашей разных цветов.

— Если вам нужно то, чего нет в меню ящика заказов, просто положите туда записку с описанием. Снабженцы найдут, если это возможно, конечно.

Корчак так и сделал. Минут через пять звякнул звоночек, и Корчак извлек из ящика линованный блокнот очень белой и гладкой бумаги и одну-единственную авторучку, необыкновенно толстую. Внимательно разглядев ее, Корчак понял, что ручка может писать разными цветами, они переключались селектором наверху.

Он сел в кресло, положил перед собой блокнот и задумался. Вчера ночью он был слишком перегружен впечатлениями, чтобы понять текст. А понять было нужно. Прав был Тагор, этот язык, которым написан текст — не был заурядным техническим жаргоном. Слова были те же, и отдельные простейшие предложения были понятны. Но в целом слова не складывались в осмысленные фразы.

Он вновь зацепился вглядом за предложение, на которой застрял.

They are not going to be waited for.

Если переводить по словам получалось нелепое: «Они есть не идущие быть ждали для». Очевидно, это была какая-то грамматическая конструкция. Но какая?

Он почувствовал, что на него навалилась головная боль. Очень некстати!

Интересно, а не входит ли в число здешних привилегий и доступная медицинская помощь? В лагере можно было заявить о болезни только на утреннем и вечернем построении, и про обычную головную боль никто бы и слушать не стал. Но здесь все было иначе, почему бы нет.

Он подошел к справочнику. В самом низу списка значилось: «Аптечка (медицинские препараты для самопомощи при несерьезных медицинских акцидентах)».

Обычная головная боль — это ведь несерьезно?

В аптечке было отделение «обезболивающие». Он открыл его и увидел две упаковки. В одной был флакончик спрея, который надлежало брызгать на рану или место ушиба в случае травмы, надпись на другой гласила, что это «средство от похмелья» и в скобочках была расшифровка этого термина — озноб, головная боль, тошнота.

«Сгодится, — решил Корчак, — у меня видимо и есть это «похмелье».

Он растворил таблетку в воде согласно инструкции, выпил шипучий раствор и сделал себе кофе американо.

Головная боль ушла. Он снова взялся за работу.

Итак, если этот язык отличался от технического жаргона только грамматикой, то очевидно, что грамматические конструкции должны были повторяться в тексте. И значит их можно было выявить, систематизировать, и попытаться понять их смысл.

Он стал выписывать в блокнот непонятные фразы, стараясь подчеркивать одним цветом те, которые имели общие признаки.

Все оказалось на удивление несложно. Уже через полчаса он знал, что в этом языке было просто несколько способов выразить прошедшее время, несколько способов для выражения будущего и как минимум два способа для выражения настоящего. Разные формы глагола «быть» — to bе в половине случаев вообще никак не переводились, а были просто были индикаторами, показывающими присутствие той или иной грамматической конструкции, например, пассивного залога.

Корчак еще раз перечитал текст. До детального понимания было еще далеко, но смысл стал понятен. Смысл самого текста, но не тех событий, которые этот текст описывал.

Малолетние преступники, которых пытался спасти Януш Корчак, не были преступниками в обычном понимании. В тексте они назывались «евреи», и это, насколько понял Корчак, могло означать, что они просто родились в другой стране, скорее всего — в стране, с которой воевала страна Януша Корчака.

И в этом случае стремление Януша Корчака предотвратить казнь этих детей было вполне понятно, разумно и рационально. Это был хороший и правильный поступок, а не плохой, как учили Яна в школе.

И почему Януш Корчак пошел вместе с детьми на казнь, хотя вполне мог ее избежать? Ведь его гибель не помогла предотвратить казнь детей, она вообще не могла ничего изменить. Он просто пошел добровольно и принял казнь вместе с этими детьми. Это казалось совершенно бессмысленным поступком, но Ян понимал, что смысл был, и что поняв этот смысл, он одновременно поймет что-то очень-очень важное.

Он вдруг испытал прилив гордости оттого, что носит то же самое имя, что и этот человек.

Запищал сигнал интеркома, и на настенном экране появился Дабл Ви.

— Вы нужны мне, здесь, Корчак, в вашем… в бывшем вашем пятом управлении. Сейчас за вами заедет фельдъегерь. По дороге он завезет вас в ателье, где вы получите форму. Вы должны быть здесь в официальном форменном мундире.

Комментарии   

0 #2 федор 23.10.2016 15:05
читаю запоем! автор молодец:)
Цитировать
0 #1 Наталия 09.10.2016 10:42
Очень понравилось. Автору уважение. Очень хочется, и не только мне продолжения.... Заранее благодарны.
Цитировать

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта