Мне тут намедни приснился странный сон.

А сон — такой.

Снится мне, будто я устроил военный переворот в России. Армия, как положено, перешла на мою сторону, все дела, короче. Сделал я всё, что положено диктатору. Правительство с президентом я отправил в Бутырку, Годуму — в Матросскую тишину.

Направил главам всех государств требование вернуть в Россию все украденные прежними властями народные деньги, по Закону Дювалье.

А в уголовный кодекс добавил новую статью, обладающую обратной силой, о том, что «занимание должности государственного чиновника РФ в период после 2011 года, карается заключением в колонии строго режима на срок от 5 лет и выше, с конфискацией имущества».

Но понимаю я, что этого недостаточно…

И вот собрал я пресс-конференцию с участием российских и зарубежных журналистов и стал рассказывать им о перспективах…

Понимаете, говорю, переворот мы устроили, а толку-то что? Планы у нас прекрасные, только ведь они сами собой не сделаются!

Кто, — спрашиваю, — будет расследовать преступления прежних властей? Вот эти самые менты, которые, ну… вы сами знаете…

Кто будет постановления выносить и этих ментов контролировать? Вот эти самые прокурорские, которые только и могут, что пьесу «Чайка» разыгрывать?

Кто будет судить, кто приговоры выносить? Вот эти, которых только в шутку юмора можно назвать «судьями»?

И ведь сколько этих, нынешних не прогоняй, придут на их место точно такие же.

Планы у нас — прекрасные, а делать их не кому! Потому как вытравили они в этой стране подчистую всё, что хоть как-то пыталось шевелиться без оглядки на них! И сколько не кидай в эту почву семена разумного, доброго и вечного, ничего не этой почве не взойдет, ибо отравлена и истощена она сверх всяких пределов.

А потому нам ничего другого не остается, как удобрить эту почву по методу Томаса Джеферсона, автора «Декларации Независимости», который как-то сказал, что «дерево свободы нужно поливать время от времени кровью патриотов и тиранов, это для него естественное удобрение».

Вот, — говорю, — прямо с завтрашнего дня, соберем всех этих «патриотов» и «тиранов» и начнем пускать им кровь.

Процедура будет упрощенной, безо всяких этих следствий-судов, потому как в России они — все равно — профанация. Мораторий на смертную казнь — отменяется для госслужащих. А потому все госслужащие, кто принимал участие в любых действиях, нарушающих Конституцию, будут казнены. Поскольку нарушали все, то все и будут казнены.

Таких по нашим подсчетам в стране наберется полтора миллиона.

Тех, которые не госслужащие, но активно госслужащим помогали, отправятся на пожизненные исправительные работы без права переписки, сроком на два месяца — дольше не протянут.

Ну а которые, просто одобряли или радовались, что крымнаш, тем — просто, по двушечке.

Вот такие дела, — говорю, — сами понимаете, что казнить за раз полтора миллиона человек и еще восемнадцать миллионов отправить на пожизненное, которые тоже вскоре передохнут. — это вам не в туалет сходить. Это надо кучу задач решить и кучу работы проделать. Тут системный подход нужен и хорошая логистика. А потому с завтрашнего дня все ресурсы страны бросаются на решение этих задач.

Читаю это я свою речь по бумажке и одним глазом в зал кошусь.

Вижу, те журналисты, которые иностранные, кто побледнел, кто позеленел, кто по стеночке сползает, а у кого челюсть на пол упала и никак не поднимется.

А которые российские журналисты, те наоборот, бодренько в блокнотики строчат, и уже вопросы задавать начали… А каким способом будет происходить умерщвление госслужащих? Каким-то новым, промышленным? Или по старинке, выстрелом в затылок? А как мы планируем организовать захоронения такой прорвы народу? Эпидемии не возникнет?

Тут я не выдержал, рассмеялся.

— Да пошутил я, пошутил, говорю, — никто никого казнить не будет. — Люстрацию, да — устроим нехилую. Но казни — помилуйте, господа, все же XXI век за окном.

Просто как мне иначе объяснить мировой общественности, что такое совок и, что такое российский менталитет. Это же словами — невозможно сделать. Вы бы мне вежливо покивали бы и ни хрена бы не поняли.

А так вы сейчас все сами наглядно и увидели.

Вот то, иностранные господа, от чего что вам всем сейчас реально поплохело, ваши совковые коллеги у вас на глазах восприняли, как норму и обыденность.

Для вас — человеческая жизнь и базовые права человека — высшая ценность, а внесуденые расправы — абсурд.

А для них — человек — ничего не значащая пыль, а высшее право — это право сильного. Они ведь ни на секунду не усомнились, что если я «руководитель» и на моей стороне сила, то я в своем праве делать все, что мне заблагорассудится. И если бы я у вас на глазах тут сейчас человеческого младенца ел бы, они бы мне лишь приятного аппетита хором пожелали бы, а завтра настрочили бы кучу статей о пользе человеческого мяса.

Так, что, господа, не спрашивайте у меня, какая цель государственного переворота, что я учудил. Вы уже сами поняли, что она — вне сферы политики и экономики.

Вот просто, когда мы соберемся на какую-нибудь следующую пресс-конференцию, и я начну нести подобный бред, а среди российских журналистов не найдется ни одного желающего задать мне «уточняющие вопросы», но зато найдется куча желающих вызвать мне психиатра, вот тогда я буду считать, что моя цель достигнута…

И тут я проснулся…

Вот теперь всё думаю, к чему такие сны снятся?

Комментарии   

+7 #1 Семен Семенов 12.09.2016 08:33
Вспомнилось сразу -
Приезжает капиталист на советский завод. Сидят с дирехтуром. Жалуется на жизнь - совсем мол профсоюзы заклевали, забастовки, требования, а у вас-то, мол, как?
Наш усмехается - пойдем посмотрим. Общее собрание рабочих - тыщи три человек.
Директор встает в президиуме - Первое - Завтра нормы выработки увеличиваются на 25%. Кто за? Все за. Аплодисменты, крики из зала - "Давно пора!"
Второе - Расценки с завтрашнего дня уменьшаются на 40%. Кто за? Все за - единогласно.Апл одисменты. Все встают.
Капиталист сидит с круглыми глазами, шепчет директору - Что можно что угодно делать? И все поддержат? -
Наш - Да конечно. Вот смотри. И третье - завтра каждого двадцатого будем вешать на проходной. Кто за? Все! Бурные продолжительные аплодисменты. Когда стихают в середине зала тянется одинокая рука.
Директор - грозно - Вы против?!!
Работяга - Нет-нет. У меня вопрос - веревку и мыло самим приносить? Или профсоюз обеспечит?
Цитировать

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта