Все, кто со мной знаком, знают, что есть у меня один пунктик — я непрерывно предрекаю грядущую катастрофу, которая вот-вот накроет Россию. Я вижу, что люди затевают дела, которые не будут завершены, строят на будущее планы, которым не суждено сбыться…

Я предрекаю, а народ недоуменно оглядывается по сторонам, да где она — эта катастрофа — ни малейших признаков. Если бы катастрофа приближалась, то её признаки, хоть как-то худо-бедно были бы видны. А ты, братец, вот уже два года каркаешь, да так ничего и не накаркал.

Ну что же, попробую объяснить, почему «не накаркал».

Вот представьте себе, что вы висите над пропастью в эдакой кабинке. Пропасть — глубока, на дне — острые камни, но повода опасаться у вас нет.

Потому, что кабинка — удобна и комфортна, а цепь на которой подвешена кабинка, надежна и прочна. Во всяком случае выглядит такой. Во всяком случае — те звенья, что вы видите — точно надежны и прочны, и у вас нет никаких оснований считать, что другие звенья, которых вы не видите, менее прочны и надежны.

Правда в цепи — около пятидесяти тысяч звеньев, а вы видите от силы — сотню. Но здравый смысл подсказывает вам, что если та сотня, что вы видите — в хорошем состоянии — то и остальные звенья должны быть не хуже.

Правда до вас доходят слухи, что какие-то звенья, вне вашего поля зрения могут тереться о скалу и перетереться в конце концов. А на какие-то звенья где-то там попадают брызги воды от водопада, и они могут перержаветь. Но вас эти слухи не особо беспокоят, потому что логика подсказывает вам, что если те звенья, что вы видите — не проржавели, и не перетерлись, то с чего бы остальным перетереться и проржаветь.

Правда до вас доходят слухи, и вы знаете, что эти слухи правда — что соседи, с которыми вы перессорились, взяли напильники и отправились пилить вашу цепь. Вы даже видите вдалеке кое-кого из этих соседей: они и взаправду сидят, и пилят. Правда вы не можете разглядеть, насколько глубоко они перепилили, но логика подсказывает вам, что если они за два года не смогли перепилить ни одного звена, а ваша кабинка даже не шелохнулась от их усилий, значит волноваться вам нечего — сталь из которой сделана ваша цепь — прочнее их напильников. Так что попилят еще немного и плюнут, оставят вас в покое.

И в конце концов — в вашей цепи — аж пятьдесят тысяч звеньев. Ну разрушится одно-два. Остальные-то останутся целыми — все пятьдесят тысяч звеньев никому не под силу разрушить.

И лишь тот, кто не сидит в кабинке, а может посмотреть на ситуацию со стороны и посмотреть на нее в бинокль — понимает, что для того, чтобы ваша кабинка рухнула в пропасть, достаточно сломаться только одному звену из пятидесяти тысяч. А в бинокль видно, что таких звеньев, которые дышат на ладан в вашей цепи полно.

А потому я не могу сказать, что произойдет прежде — перержавеет, перетрется или сосед перепилит. Но то, что-либо первое, либо второе, либо третье может случится в любой момент, равно, как и то, что это обязательно случится — это очевидно.

Равно как и то, что человек сидящий в кабинке, до самого момента отрыва будет на 100% уверен в надежности своей цепи. Ведь никаких признаков ее грядущего разрыва в кабинке не ощущалось.

Комментарии   

+2 #2 Alexei Ataman 29.08.2016 07:25
отлично,думаю таких людей немало которые видят все картинку.
+26 #1 Дмитрий Заболотнев 26.08.2016 10:08
Отличная аналогия!
Только мне кажется, что для большинства катастрофа уже случилась, а дальше только хуже. Медицины - нет, образования - нет.... Если обобщить - остались только суррогаты, как колбаса без мяса...
Может "вера" для того и призвана на службу государству - надо верить в суррогаты? Надо верить, что цепь на которой висит кабинка еще существует в реальности, а в колбасе есть мясо?

Чтобы иметь возможность оставить комментарий к материалу или ответить не имеющийся, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии не допускаются.


Donate



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта