Ассорти

Удивительный голос был у Петра Кирилловича. Чистый звонкий тенор; прозрачный, как родниковая вода.

Соберутся, бывало, друзья, выпьют -- и давай приставать к Петру Кирилловичу:

-- Слышь, Кириллыч, изобрази-ка! Ну чего ты свой талант скрываешь!

Write comment (0 Comments)

Вы не обратили внимание, что в Москве в последнее время ичезли тараканы? Началось в Москве и сейчас распространяется на всю Россию.

Вы не задумывались над тем, что случилось? А меж тем я еще двадцать лет назад предупреждал о том, что это случиться, но тогда никто не внял моим предупреждениям.

Write comment (0 Comments)

СамоубийцаДа как же мне вам помочь. Если только подержать вас, пока поезд подъедет, так меня потом обвинить могут, что я вас насильно пихнул. А вот совет, если позволите, могу дать. Я так думаю, что машинист может издалека увидеть, что вы на рельсах лежите и затормозить успеет. Вы лучше вот как сделайте. Сейчас встаньте, а когда поезд появится, тогда прямо перед ним и бросайтесь. И вот еще что. Если у вас при себе деньги какие-нибудь есть или вещи ценные, так вы их мне отдайте. Все равно ведь вам больше не потребуется.

Write comment (0 Comments)

Мышка-норушка, лягушка-квакушка, петушок-золотой-гребешок, ежик-ни-головы-ни-ножек, волк, лиса и медведь, вырванные накануне из естественной среды обитания, будут на глазах у городской детворы выпущены к теремку. А поскольку никто из них интереса к нему не проявит (ведь здесь не сказка, а жизнь), детишкам станет очевидна вся нелепость сказок.

Write comment (0 Comments)

Это один из самых странных рассказов, написанных мною. И история его появления была странной. Он был написан еще в начале 90-х под впечатлением серии автомобильных катастроф, произошедшим с почти равными интевалами на одном и том же участке дороги, расположенном поблизости от штурманской школы, где я тогда служил. Катастрофы начались с моим прибытием к месту службы и прекратились точас же после того, как я отбыл. Судьба рассказа была тоже странной. Я тогда же показал его своему учителю, именитому Андрею Кучаеву, тот посмотрел на меня со своей знаменитой ухмылкой и сказал: "Но ведь вы это никогда не опубликуете, сами не захотите". Рассказ пролежал в столе больше 20 лет. И это единственный мой рассказ, который ни разу не был опубликован.

Write comment (0 Comments)


Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта