Меня в последнее время часто спрашивают, как я вижу ситуацию вокруг Кипра. Мое видение уместно проиллюстрировать следующей притчей.

Представьте, что рядом с вами, живет симпатичная скромная и честная девушка, а какие-то окрестные мужики все стараются вас убедить в том, что на самом деле она – шлюха, участвует в групповых сексуальных оргиях и к тому же - больна триппером. Вы – не верите, ведь вы хорошо знаете свою соседку. И вот тогда эти окрестные мужики нападают на нее, насилуют группой, а потом заявляются к вам и показывают видео на мобильном телефоне – вот видишь, мы же говорили, что она в групповухах участвует, и теперь у нее совершенно совершенно точно есть триппер.

Замените «Девушку» на «Кипр», «мужиков» на «Евросоюз» и вы получите ситуацию, предельно четко характеризующую то, что случилось.

После того, как я опубликовал прошлую колонку Хвост виляет собакой, где рассказал о том, как СМИ создали вокруг Кипра «реальность», не имеющую ничего общего с действительностью, ко мне посыпалась куча просьб о комментариях от различных СМИ, начиная от интернет изданий и кончая телевизионными каналами.

Общаясь с редакторами, я с удивлением понимал, что многие из них на самом деле в курсе того, что происходит на самом деле. А кое-кто при этом еще и был достаточно грамотен, чтобы разобраться в причинах и механизмах происходящего. Но то, что звучало при этом в эфире, было вывернуто и извращено на 100%. То есть редакторы знали и понимали одно, а в эфир выпускали – совсем другое – речь шла о массированной и главное - сознательной лжи.

Копаться во всем ее нагромождении у меня нет ни желания, ни возможности, но о некоторых очевидных и легко проверяемых фактах я все же упомяну.

Кипрские офшоры

Любая фраза, любой репортаж начинался с упоминания о неких «кипрских офшорах», об «офшорном рае на острове», «об уходе от налогов через офшоры», что уже само по себе внедряло в подсознание слушателя некий негативный осадочек – дескать, неспроста, справедливо их прищучили.

При этом большинство редакторов, выпускающий материалы в эфир – четко знало, что ни офшоров, ни офшорной зоны – на Кипре уже давно нет.

Офшоры да, были на Кипре, когда-то, давно. Когда еще мой сынишка пошел в школу. С тех пор он окончил институт, начал писать диссертацию, женился… А от офшоров Кипр отказался еще раньше. Но ходовое выражение из 90-х «кипрские офшоры» еще не успело забыться, что сейчас и позволило легко пустить его в ход.

Сам Кипр – уже почти десять лет является страной Евросоюза, с абсолютно белой европейской экономикой, которая пристально контролируется всеми мыслимыми и немыслимыми контролирующими европейскими субстанциями.

Не верите мне? Списки офшорных экономик ежегодно публикуются финансовыми институтами разных стран. Это – официальные списки, на которые ориентируются налоговые, банковские и государственные органы. У каждой страны – свои такие списки. Но ни в одном из этих списков Кипр не значится.

Через кипрские банки отмывались деньги

Эта ложь - сознательное продолжение лжи предыдущей. Очень трудно объяснить публике, почему надо обрушить банковскую систему целой европейской страны. Но гораздо проще объяснить, почему следует разобраться с «офшорными» банками.

Тут, собственно, даже ничего объяснять не надо. Нужная логическая цепочка выстраивается в голове сама собой. Раз «офшор», то понятное дело, деньги отмываются, а раз отмываются, то нет ничего плохого, если прижать банки, которые этим занимаются.

Но, как мы уже знаем, Кипр – не офшор, и банки там – не офшорные. Бэнк оф Сайпрус – вообще один из старейших банков мира, основанный в 19 веке, с безупречной репутацией, не допустивший ни одного повода для упрека за всю историю своего существования. Примечательно, что 21 марта премьер министр России Дмитрий Анатольевич Медведев выразил озабоченность тем, что в кипрских банках подвисли государственные деньги России http://top.rbc.ru/politics/21/03/2013/850096.shtml.

Воля ваша, господа, но как-то не укладывается у меня в голове, чтобы Российское государство держало свои государственные деньги в черных офшорных банках, занимающихся отмывкой капитала. Это – нонсенс!

Единственный упрек, который можно было предъявить на этой почве банкам Кипра – это жесткое законодательство о банковской тайне. В большинстве стран мира (в том числе и в России) эта тайна, будучи даже записанной в конституции, уже давно превратилась в фикцию. Но не на консервативном Кипре. Здесь до сих пор сведения о счетах и их владельцах предоставлялись банками исключительно по решению суда. Причем – суда местного.

А потому некий условный российский предприниматель Иван Иванович Иванов, утаивший от родной российской налоговой пару десятков тысяч евро, и вывезя их в чемодане на Кипр, мог не опасаться, что родная налоговая об этих деньгах узнает. Ну не будет же она действительно, ради нескольких десятков тысяч евро подавать иск в суд города Никосия, у нее поважнее дела есть!

А вот сделать что-то более серьезное, кроме как вывезти тайком на Кипр бумажник, набитый евро, пачку дорожных чеков или пачку пластика, возможностей у Ивана Ивановича Иванова было немного. Кипрские банки, входящие в Еврозону, подчинялись общим для Еврозоны правилам оборота и контроля средств. То есть перед тем, как деньги падали на счет под защиту благодатной банковской тайны, они по дороге к этому счету попадали ровно под ту же количество пристальных луп и рентгенов, что и в любой европейской стране.

Принес наличными больше 10 000 евро – обоснуй происхождение средств, получил перевод от юрлица – принеси в банк контракт по которому получил их, и жди, когда этот контракт проверят. Принес чек – то же самое. Перевел крупную сумму со своего же счета в другой стране – принеси из тамошнего банка справку о том, что средства «чистые». Один из моих друзей неосторожно сбросивший себе на счет 150 000 евро, заработанных на Форексе, полгода бегал, собирал документы, чтобы разблокировать эти деньги.

Нет, безусловно, у профессионалов, действительно отмывающих крупные суммы, всегда были и есть способы обойти подобные ограничения. Но эти способы в равной мере применимы (и применяются) к любому банку в любой стране мира, и банки Кипра тут никак не выделяются на общем фоне. В любом немецком или американском банке таких отмытых профессиональным образом денег лежит ничуть не меньше, чем в банках Кипра.

Наверное, справедливости ради, стоило сказать, что да, в банках Кипра денег утаенных от российской налоговой всякими Иван Иванычами и было наверное несколько больше, чем в банках других стран. Но согласитесь, чтобы увидеть в этих жалких частных накоплениях, большая часть которых не превышала десятков тысяч евро, страшную пресловутую «отмывку денег» надо иметь очень большую фантазию.

Кипр – страна банкрот

Вот еще одна ложь.

Как вы думаете, господа, уместно будет называть вас банкротом, если ваши активы намного превышают долги? Наверное - нет.

Поэтому когда на меня сейчас на меня СМИ вываливают поток информации о том, что «Кипр не может рассчитаться по своим долгам», или «Кипр попал в долговую яму», я четко понимаю, что это не просто ложь, а ложь сознательная. Ибо я общался с редакторами этих СМИ и знаю: уж им-то точно известно, что речь идет вовсе не о долгах государства Кипр, а о долгах одной-единственной частной банковской структуры, на защиту вкладчиков которой государство Кипр то ли по неосторожности, то ли по глупости встало грудью.

Неосторожность или глупость состояла в том, что государство Кипр некоторое время назад поверило в гарантии чиновников Евросоюза и эти гарантии на прошлой неделе обернулись удавкой, которая захлестнулась на шее благополучной и счастливой страны.

Что произошло на самом деле

Главным источником доходов Кипра была банковская деятельность. Не в плане отмывки денег, нет. А в плане безупречной многолетней репутации местных банков, которые были известны, как самые надежные в Европе. В плане очень выгодных условий хранения и оборота средств. И главное - в мощной обслуживающей инфраструктуре, которая давала возможность владельцам счетов оперативно оборачивать деньги. В банках Кипра держали счета практически все корпорации, ведущие международную деятельность, и вам, чтобы рассчитаться со своим американским контрагентом, не надо было гнать деньги по цепочке за полмира. Достаточно было перекинуть деньги с одного счета на другой счет в этом же банке.

Если Швейцария – это банковская страна, где деньги «хранятся», то Кипр был банковской страной, где деньги вертелись, крутились и работали.

Не стоит лишний раз объяснять, что главным капиталом Кипра была банковская репутация. И именно это объясняет ход дальнейших событий.

Среди активов, в которые направляли деньги банки Кипра, были и пресловутые «греческие облигации». Это был очень ходовой актив, в который вкладывали деньги не только банки Кипра, но и банки всего мира. В итоге все эти банки мира и пострадали, когда оказалось, что Греция не в состоянии оплатить долги по этим облигациям. Пострадали в разной степени. Кипр, как казалось в тот момент, пострадал несильно. Среди множества кипрских банков только один-единственный - Cyprus Popular Bank ушел из-за греческих облигаций в минус. Правда – это был очень крупный банк, второй по величине на Кипре.

Вот тут надо сделать отступление и объяснить некоторые тонкие моменты, на которых строится еще одно неосознанное вранье СМИ (в отличие от осознанного, о котором речь шла выше). Когда вы слышите по телевизору или читаете в газете о проблемах «Банка Кипра» или «Бэнк оф сайпрус», то речь идет именно Cyprus Popular Bank. А «Бэнк оф Сайпрус», он же «банк Кипра» или Bank of Cyprus – это совсем другой банк – самый крупный и вот у него-то как раз никаких проблем нет.

Безусловно Cyprus Popular Bank и Bank of Cyprus выглядят похоже, но это не одно и то же. Что, впрочем, не мешает безграмотным журналюгам их путать. Дальше – больше. Cyprus Popular Bank – это по-английски, а на самом острове он известен под греческим именем – Лайки Банк. Но это по-гречески, а в Европе он был известен под брендом основного владельца – группы Marfin, как Марфин банк. Вот так в среде безграмотных российских журналистов и родилась совершенно искренняя легенда о множестве крупных банков-банкротов на Кипре.

А на самом деле все эти «многочисленные проблемные банки» являлись одним единственным проблемным Лайки банком.

Традиционно, когда банк попадает в такую ситуацию, объявляется банкротство. Назначает временное управление, которое обращает имеющиеся активы в деньги и раздает их вкладчикам банка. Сколько именно – как повезет. Если бы Лайкм банк был бы объявлен банкротом в самый момент греческого дефолта, вкладчики потеряли бы процентов по 20-25.

Но, вот тут – внимание, банкротить пострадавшие банки Евросоюз тогда запретил. Ведь пострадал не только кипрский Лайки банк, пострадали куда как более крутые банки в разных странах Европы, и их одновременное банкротство просто погребло бы зону евро. Евросоюз взял решение проблемы на себя, простил Греции ее долги по облигациям, а банкам, которым Греция должна была деньги, гарантировал кредитную поддержку для закрытия возникших финансовых дыр.

В тот момент  для правительства Кипра это казалось наилучшим выходом, ведь банкротство пусть даже одного кипрского банка могло бы пошатнуть главный капитал Кипра – безупречную банковскую репутацию.

И пошло – поехало. Евросоюз влил в проблемные банки стран еврозоны: Греции, Италии, Португали, Испании – сотни миллиардов евро. Кипру тоже кое-что перепало, но совсем по мелочи. Выделение очередной порции кредита каждый раз сопровождалось маленьким спектаклем, то сумма менялась на ходу, то выставлялись странные условия, на которых эта сумма предоставлялась. В очередной раз, летом 2012 года кипрское правительство выполнило очередное условие Евросоюза по предоставлению кредита на спасение Лайки Банка – а именно – выкупило в госсобственность Лайки банк у его владельцев. И само не заметило, что долг частного банка при этом превратился в долг государства Кипр. После чего Евросоюз, включив дурочку, сменил тон и заявил, что он обязался спасать банки, а не вовсе погашать долги государств еврозоны.

Переговоры о том, должен ли Евросоюз и дальше давать кредиты на стабилизацию банковского сектора Кипра, и на каких условиях длились вяло и долго. Встречи переносились... Дело дошло то того, что в ситуацию вмешался Центробанк Европы и самостоятельно, через головы  Еврокомиссии и Европарламента стал напрямую выдавать свои гарантии по кредитам кипрских банков.

Дальше тянуть было нельзя. Нового президента Кипра срочно вызвали на переговоры в Брюссель и сказали, что кредит дадут, но не 15-17, как договаривались, а всего 10 миллиардов, и только при очень странном условии, что государство Кипр присвоит себе часть денег своих банковских вкладчиков, на сумму 5,8 миллиардов. Эту историю я детально описал в предыдущей колонке Хвост виляет собакой. Здесь же повторюсь очень кратко. Обалдевший от такого странного предложения президент Кипра полетел советоваться с парламентом, а европейские и российские СМИ выстрелили сенсационной новостью: «Кипр решил ограбить своих вкладчиков».

О законопроекте, который даже не был обсужден, не то что принят, рассказывали, как об уже свершенном факте. И это под выходные, и это когда весь Кипр ушел на великопостные каникулы. Время было выбрано явно не случайно.

Евросоюз в одностороннем порядке СО СВОЕЙ СТОРОНЫ прекратил любые банковские операции с Кипром. СМИ тут же поведали, что это – кипрские банки прекратили любые операции и «заморозили счета».

Дело было сделано. Хотя этот дурацкий законопроект был единогласно отвергнут парламентом Кипра, это уже ничего не изменило. Весь мир уже знал, что Кипр обанкротился до такой степени, что был готов ограбить своих вкладчиков. Репутация Кипра, как банковской страны была безнадежно испорчена.

Меж тем, киприоты потихоньку пришли в себя и вспомнили о том, что они вовсе не банкроты и даже небанковских активов у них хватает, чтобы заткнуть любые финансовые дыры. Но понятное дело, что за пару выходных несколько миллиардов евро из кармана не вынешь. Евросоюз же на просьбу о технической отсрочке резко ответил – нет! Либо вы грабите своих вкладчиков немедленно, либо мы, как эмиссионный центр евро, лишаем вас запасов евровалюты.

Архиепископ Кипра – добрейший и благороднейший человек (это не ирония), от имени кипрской православной церкви заявляет, что готов выступить гарантом сделки и ответить имуществом церкви. Кто не в курсе – если бы церковь Кипра была бы человеком – она бы занимала первое место среди богатейших людей планеты в списке Форбса – такая гарантия стоит очень многого.

- Нет, -- говорит Евросоюз, - нам не нужны никакие гарантии, нам нужно, чтобы вы ограбили вкладчиков ваших банков.

Ситуация – дурацкая и тупиковая. И Кипр сделал в такой ситуации то, что должен был сделать давным давно – взял и объявил Лайки Банк банкротом.

Все! Нет банка, нет проблемы.

И действительно, проблема рассосалась сама собой. Евросоюз процедил сквозь зубы, что удовлетворен «антикризисным планом Кипра», хотя никакого плана и не было вовсе. А глава Еврогруппы Йерум Дейсселблум брякнул не подумавши, точная цитата: «Мы забудем цифру 5,8 миллиарда евро. Мы ее больше не используем». Тогда, спрашивается, для чего вы ее вообще использовали, господин Дейсселблум?

Вроде бы - все. Казалось бы эпопея кончилась, изнасилованному, но непобежденному Кипру предстоит теперь искать способы минимизировать последствия изнасилования. Ан нет, находятся еще желающие подбежать и пнуть жертву вдогонку.

Вот сегодня весь день слушаю по телевизору и читаю в интернете: «Кипру все-таки не удалось избежать введения налогов на счета вкладчиков, правда они коснуться не всех банков, но со счетов банка Кипра государство присвоит до 30-40% вкладов».

Очнитесь, господа журналисты!

Никто ничьих вкладов присваивать не собирается. Ни 30, ни 40%, ни даже 1%. Это – не налог, это банкротство конкретного Лайки Банка. Когда банк банкротится, вкладчики возвращают себе только часть вкладов. Так всегда бывает. А те 30-40%, что им, по прогнозам не удастся вернуть – эти деньги не присвоены и не украдены правительством Кипра. Эти деньги украдены Евросоюзом еще два года назад, когда он списал долги Греции, пообещав компенсировать потери стабилизационными кредитами, и не сдержав обещание.

Правительство Кипра в данной ситуации сделало больше, чем могло и обязано было сделать. Оно обязало другой подконтрольный себе банк, тот самый Bank of Cyprus забрать себе все долги по счетам Лайки менее 100000 евро и возместить этим мелким вкладчикам их потери. Многие критикуют такое решение, точной цифры долгов Лайки по мелким вкладам никто пока не знает, и есть риск, что Bank of Cyprus тоже в свою очередь может захлебнуться под их тяжестью. Но при этом, по крайности, у банка и правительство будет время на то, чтобы задействовать свои резервы, та самая отсрочка, которой не дал Евросоюз.

Зачем Евросоюзу нужно было уничтожить Кипр

Вот тут мы переходим в тонкую сферу оценок и догадок.

Все что изложено выше – точные факты, которые можно легко проверить и убедится в их достоверности. А вот все, о чем мне придется написать ниже, это всего лишь догадки и оценки, а потому и прошу относиться к этому именно, как к догадкам.

Прежде всего, не думаю, чтобы именно Евросоюзу выгодно было уничтожить Кипр. Когда я употребляю в этой статье термин «Евросоюз» я, конечно, не имею ввиду само это надгосударственное образование. Говоря «Евросоюз» я имею ввиду группу высокопоставленных чиновников Евросоюза, действующих по предварительному сговору, и не факт, что действующих на пользу Евросоюзу.  Уже сейчас становится, например, очевидным, что вся эта катавасия была развязаны вопреки воле ЦБ Евросоза, который с группой упомянутых чиновников оказался сильно не согласен, но вынужден был плестись в хвосте начавшихся событий.

Какие же цели преследовались при изнасиловании Кипра?

Тут я могу только высказывать предположения и версии. Причем вполне возможно, что имело место быть несколько версий одновременно.

1.   Кипр послужил лишь полигоном для отработки технологий отъема денег у населения, которые в последующем будут применены в других европейских странах. Как маленькая страна, не имеющая промышленности и мало задействованная в биржевых играх – она явилась идеальным полигоном.

2.   В современном мире имеет место быть кризис перепроизводства. Огромное количество производимых товаров уже не находит сбыта, а деньги, на которые население могло бы что-то купить – лежат по банкам. Значит надо заставить население изъять деньги из банков и начать их тратить. После кипрских событий этот процесс очевидно стартанет.

3.   Русский след. Мало кто знает, что маленький Кипр – лидер по иностранными инвестициям в Россию. За прошлый год, например, Кипр инвестировал в Россию чуть меньше 80 миллиардов евро. То есть 6,5 миллиарда ежемесячно (что, кстати меньше, чем требовал с Кипра Евросоюз). Откуда такая куча бабла? На самом деле – это реинвестиции. Русские инвесторы имеют обыкновение сначала открыть компанию на Кипре, а уже потом от ее имени (а не от своего) открыть ООО в России. Это вовсе не отмывка денег, это надежная защита от рейдерских захватов – отжать бизнес у иностранного собственника – на порядки сложнее.
В такой ситуации единовременный налог на все счета, которого требовал Евросоюз выбил бы почву из под ног целых секторов российской экономики. Если кто-нибудь решил бы поставить себе такую задачу – кипрский вариант был самым простым и надежным сценарием.

4.   Американский след. Кипр заявил, что все потери вкладчикам Лайки Банка будут возмещены акциями будущей Кипрской газовой компании. Что дало повод для потока насмешек с экранов телевизоров, дикторы изголялись по поводу несуществующей газовой компании и называли ее акции «фантиками». А зря! Уже сейчас достоверно разведанные запасы газа на шельфе острова – крупнейшие в Европе. Газпром – отдыхает. Отдыхает в буквальном смысле, поскольку эти реальные (не фантиковые) запасы газа не только разведаны, но уже и распределены. Кипр поступил крайне непатриотично. Вместо того, чтобы передать месторождение на разработку какой-нибудь европейской компании (тем более, что евроруководство готово было подсказать – какой именно), Кипр почему-то устроил открытый тендер. При этом он понятия не имел, что тендер должны выигрывать «свои люди», а потому тендер выиграли те, кто предложил лучшие условия – американцы. Сказать, что Европа была недовольна – это ничего не сказать.

5.   Женский след. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы заметить, госпожа Меркель такую личную неприязнь к Кипру испытывает, что даже кушать не может. Справедливости ради – причины для такой личной ненависти у нее есть, но о них я расскажу, как-нибудь в другой раз. Пока же зададимся риторическим вопросом, неужели личная эмоциональная неприязнь руководства страны к кому-либо может в наше цивилизованное время сыграть какую-нибудь заметную роль?

Увы, может! Вспомните 2008 год и глубокую личную неприязнь российского руководства к господину Саакашвили. 

 

 

9-e мая на Кипре

А мы празднуем 9-я мая на Кипре.

Присоединяйтесь!

Добавить комментарий

Чтобы ваш комментарий сразу появился на странице, авторизуйтесь, щелкнув по иконке любой социальной сети внизу. Анонимные комментарии публикуются только после проверки модератором.


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика
Дизайн A4J

Карта сайта